Алёна Комарова: Что такое любовь к себе?

Мне хочется делиться не только теоретическими знаниями, но и – живыми словами живых людей.

Поэтому вопрос «Что такое, по-твоему, любовь к себе?», – я первым делом я задала Алёне Комаровой – моей подруге, коллеге, соавтору и соведущей ретрита «Практики Доброты к Себе», который пройдет в конце августа в Тоскане. Интерес к этому человеку возник у меня еще до того, как мы познакомились лично – он был связан с тем, что она обращалась к тем же темам, что и я – и в профессиональной деятельности, ведя тренинг «К себе. Нежно», и в личной практике. Её мягкость в общении, глубокий ум и внимательность в деле вызывали интерес к тому, чтобы познакомиться лично – и это знакомство переросло в прекрасную совместность. Сейчас Алёна живет и работает в Екатеринбурге, организует и проводит события, связанные с темами танца и движения, ведет личные сессии и пишет о роли телесности в переживании внутреннего благополучия и самоисследовании.

Алена Комарова

«Что такое любовь к себе?».

Каждый раз, когда я задаю себе этот вопрос, приходит новая версия ответа, при этом парадоксальным образом все верные. И, мне кажется, точнее будет назвать десяток частностей, чем одно универсальное обобщающее определение.

Сегодня я думаю: любить себя — значит признавать своё счастье, благополучие, хорошее самочувствие как самостоятельную ценность.

Большую часть жизни мне было привычно воспринимать их как условие для чего-то более важного: для дела, которое я делаю, для других людей, для мира в целом. Как будто забота о себе и внимание к себе оправданы, только если служат какой-то высшей цели. Например, я могла позволить себе высыпаться, только если знала, что это нужно для работы; а дрыхнуть просто так, потому что мое тело нуждается во сне, казалось непозволительней роскошью. Или, например, по той же причине было страшно оставаться с собой, не будучи занятой никакими важными проектами — я помню время, когда в такие моменты меня начинал охватывать тихий ужас; хотя чаще я просто придумывала себе занятость, чтобы с ним не встречаться.

Честно сказать, эта позиция начала меняться только тогда, когда полностью меня истощила. И когда мне стало видно, сколько в ней притеснения себя: как будто я имею право быть, только если постоянно подтверждаю свою полезность.

Я не знаю, так ли это, нужно ли миру какое-то оправдание того, что я есть — не могу ни доказать, ни опровергнуть. Но эксперимент показал: когда я живу с мыслью и ощущением, что моего существования достаточно самого по себе, что оно имеет самостоятельный вес (а не только как средство), у меня гораздо больше сил и гораздо больше — да, любви. Которая может длиться в любую сторону, что внутрь, что наружу.

Мне кажется, это и есть один из признаков любви: когда я желаю лучшего, прислушиваюсь и забочусь без какой-либо цели. Не почему-то, не ради чего-то, не во имя. А — из. Из того места себя, что знает ценность жизни — своей ли, другого ли — как она есть.

Сейчас я не вижу противоречия в том, чтобы проживать свою жизнь для себя, и попутно делать что-то прекрасное и нужное для других. Похоже даже, что такой способ — в противовес жертвованию собой — часто оказывается продуктивнее и в чем-то честнее. Потому что то, что я отдаю, приходит из переполненности, а не из жгучей потребности доказать свою нужность и причастность.

Потому что я точно уже нужна и уже причастна — как минимум себе самой.

Алёна Комарова

Реклама

«Добрые роботы»: искусственный интеллект в развитии самоподдержки

Этому посту было бы логично появиться в канале у Андрея Себранта, но почему-то он забрел ко мне.

На этой неделе звучало много новостей про альтернативную психотерапию – психологическую помощь в цифровой среде. Термин cyberpsychotherapy (он же — cyber-counselling, e-councelling и т.д.) существует уже некоторое время, и он связан в  основном с темой консультирования онлайн – через видеоконференции, мессенджеры, электронную почту – но все еще с живым специалистом «на том конце провода». Но, похоже, в самом ближайшем будущем вопрос «можно ли консультироваться с роботом» станет не менее животрепещущим, чем «эффективна ли психологическая помощь по скайпу?».

blur-bot-boxes-678308.jpg

Следом за постом Лизы прилетела ссылка от подруги: «Маша, а вот телеграм-канал по твоей теме, смотри». И действительно: канал «Мама в телеграме», адресованный, правда, женщинам (как будто бы мужчинам не нужна теплота и поддержка!), занимается только изречением теплых слов поддержки. И все. Но это много, если эти слова – в нужный момент.

И тут я вспомнила, что первый онлайн-психотерапевт (а точнее, пародия на него) – появился еще в 1966 году. «Её» звали Элизой, она была названа в честь Элизы Дулитл из «Пигмалиона» Бернарда Шоу и «её» «деятельность» заключалась в подражании роджерианскому «активному слушанию» (прекрасная техника, содержащая ряд приемов, помогающих присутствовать в контакте с собеседником более живым и эмпатическим образом – погуглите, может пригодиться в разных ситуациях).

Жаль, но несовершенная Элиза регулярно несла ерунду: понятное дело, что в 1966 году интеллект у железяк был искусственнее нынешнего. Бот выделял значимые слова в тексте собеседника и формировал на основе них вопросы. Вопросы частенько получались так себе.

Вот выдержка из одного диалога, где утомленный «клиент» сообщает Элизе, что она несет совсем ерунду:

– Now you are just talking nonsense!»

– What makes you believe now I am just talking nonsense?

– You are not making any sense.

– Perhaps your plans have something to do with this!

Скриншот 2018-07-26 12.12.48.png

Или вот ещё (пристегните ремни!):

Скриншот 2018-07-26 14.51.13.png

А если серьезно, то может ли быть какой-то толк от гуманистически настроенного бота?

Я думаю, да.
И не только я: в Силиконовой Долине этот вопрос сейчас исследуют довольно активно.

Что мы делаем в психотерапии?

С одной стороны, мы исследуем вместе с человеком его проблему.

В это время происходит неочевидная, но одна из самых важных в психотерапии вещей: встреча двух живых людей. Широко известно (довольно старое, к слову) исследование, в котором авторы задавались вопросом: «Какой из методов психотерапии эффективнее» и в итоге пришли к выводу, что важнейшая детерминанта вне зависимости от подхода  доверительный контакт, сложившийся между клиентом и терапевтом. Это с ботом получится вряд ли: огромный вклад в этот контакт делают невербальные факторы – интонации, взгляд, мимика, телесные сигналы, сам факт живого присутствия и знания: «Это живой человек, ему есть до меня дело». Говорят, что психологические проблемы рождаются в отношениях и исцеляются в отношениях. Кажется, до такой степени уверовать в бота — дело непростое.

Но важной частью решения  психологических задач также является и научение: получение новой информации о том, как работает психика, что важно в отношениях, какие поведенческие стратегии могут быть полезными. Для информирования человек не обязателен – и тут бот может выполнять роль интерактивного самоучителя.

Для того, чтобы по-настоящему освоить новый навык, нужна тренировка. Точнее, перетренировка: у нас уже есть привычные, автоматизированные способы думать и действовать, которые приводят нас к проблеме – и с этих рельсов непросто свернуть. Широко известная поговорка: «Посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу», — как раз об этом. Постичь причудливую взаимосвязь событий, мыслей, чувств и «переучить» себя – целое искусство. Ведение структурированных дневников в терапевтических целях, или широко распространенных «дневников благодарности» в позитивной психологии – из этой оперы: мы тренируем умение думать непривычные мысли, осваивать новые способы поведения.

В этом смысле «боты-напоминальщики» – говорящие вовремя «правильные слова» или «боты-спрашивальщики» – задающие «правильные» вопросы, или «боты-советчики» – подсказывающие стратегию поведения в сложной ситуации – кажутся более перспективными, чем «боты-понимальщики».

Ольга Зотова рассказывала недавно про новую версию Элизы – англоязычного бота Woebot, который ведет с человеком задушевные беседы посложнее активного слушания – посвящает в полезные концепции и говорит содержательно – хотя, на мой вкус, многовато.  Я планирую побеседовать с ним (вы тоже можете!), но мой любимый «бот» пока что — это все-таки дневник.

Называется «5 minute journal», существует как в виде приложения, так и изданной на русском тетрадочки. Утром спрашивает о том, за что я благодарна жизни, вечером — что сегодня днем было классного. Позволяет запостить одну фотографию о прошедшем дне – и после получается целая галерея, помогающая вспомнить месяц. В общем, помогает отращивать более позитивный mindset, нежели тот, на который настроен дефолтовый человек. С удивлением обнаружила, что с нового года веду его постоянно: иногда прерываясь ненадолго, но не забрасывая.

Мне кажется, чатботы, как и дневники, применимы в качестве «сателлитов» психотерапии, для тренировки нового способа мышления и в качестве паузы для «check-in»-а с собой: рассказывая о своих мыслях и чувствах боту или тетради, можешь более ясно понять их сам.

Также вспомнилось: однажды, когда я помогала человеку справиться с панической атакой на посадке в самолет, я чувствовала себя вполне себе чатботом: я довольно долго говорила одни и те же слова поддержки и проводила человека через одни и те же телесные и дыхательные практики.

И определенно: когда психотерапевт технически недоступен, не по карману или человеку не удается найти хорошего специалиста – лучше чатбот, чем ничего. К тому же дрессировщики чатботов стараются учитывать несовершенство «робота»-психолога и не считают его заместителем специалиста: например, если чатбот Тесс распознает «триггерные» слова, она перенаправит к человеческому коллеге.

Но в «бесчеловечности» бота есть и плюс: он не может осудить или брякнуть многозначительное: «значит, у тебя такая карма!», поэтому с ним можно разговаривать о болезненных вопросах, не опасаясь испытать приступ неловкости.

Под занавес хочется вспомнить расхожее выражение: «терапевтический эффект имеет не только психотерапия».

Прекрасно, что существуют разные формы психологической поддержки, доступные разным людям. Как по мне, суть не в том, лучше они или хуже «живой» психотерапии (это как разговор о том, имеет ли право на существование штампованная маечка H&M в контексте существования мастеров, которые шьют по индивидуальному заказу) – а в том, что у людей в целом становится больше доступной поддержки. Для меня это очень про качество жизни на глобальном уровне.

И, честно, я могу припомнить время в своей жизни, когда такой чатбот бы мне пригодился. В моем кругу тогда не было никого умнее и заботливее даже Элизы, так что она сошла бы за самую умную.

В общем, я – решительно «за».

Если кто будет разрабатывать русскоязычного бота – зовите!

И под занавес – рассказ о чатботе Тесс, которую изобрел специалист из Силиконовой Долины. В подростничестве он страдал от хронического заболевания, за которым последовала депрессия, и впоследствии подумал, что такой бот – отличная штука.  Тесс «взяли на работу» в госпиталь Святой Елизаветы, где он оказывает помощь сотрудникам центра и с их помощью тренируется помогать как можно лучше.

Как планировать из доброты к себе?

Quotation.png

«Когда я полюбила себя достаточно, я начала отказываться от всего, что не делало меня здоровее. Это означает – отношения c людьми, проекты, за которые бралась, мои собственные убеждения и привычки – все что делало меня меньше, чем я есть. Раньше я называла это вероломством. Теперь я называю это «любовь к себе».

Ким Макмиллен

Сейчас в интернете модно говорить о «токсичных людях» и «токсичных эмоциях».

О том, что незаметно отравлять существование могут собственные привычки и убеждения, говорят меньше. Например, привычка смотреть на себя неодобрительным взглядом сурового надсмотрщика может привести к такому же стилю планирования: когда думаешь из «Надо», и делать ничего не хочется – заранее.

У меня так и было.

Но что если взглянуть на себя не как на того, которого нужно исправить, а – на любимое существо, которому вы желаете лучшего и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе? Как на существо, которому вы желаете не только удовольствия, но и счастья, и долголетия?

От чего бы вы отказались
— в физической сфере?
— в сфере духовности?
— в том, что касается интеллектуального развития?
— в том, что касается душевной жизни, переживаемых эмоций?
— в профессиональной сфере?

Если взглянуть на свою жизнь глазами любви – какие выборы не делают вас здоровее?

Как возможно смягчить их – или и вовсе отменить?
Для чего хочется использовать освободившееся пространство?

Для удобства можете воспользоваться вопросами для доброго планирования, которые я для вас подготовила (пройдите по ссылке и пролистайте до конца странички; это упражнение займет 20-60 минут, в зависимости от того, как подробно вы хотите поразмышлять). Важно помнить, что в процессе  заполнения этого листа хорошо бы исходить из позиции, когда вы желаете себе самого наилучшего и не свалиться автоматически в «чтобы стать приличным человеком, я обязан». Если удержаться в этой позиции очень трудно, можно для начала сделать упражнение «Письмо доброго друга» (выделите на него не менее 30 минут).

Удивительно, но в тот момент, когда я писала этот текст – я наткнулась на сэмпл-странички из книги Стивена Кови «Быть, а не казаться», изданной в издательстве «Манн, Иванов, Фербер». Может быть, эта статья вам тоже пригодится.

 

Почему «внутренний критик» не уходит?

alone-anxious-black-and-white-326580

Cейчас будет немного страшный текст.
Но он закончится хорошо.
Мне хочется рассказать вам чуть больше о природе стыда  и самокритики – возможно, вы не знаете этого и вам пригодится. Мне бы очень пригодилось в свое время.

На днях мы разговаривали с подругой о том, что вопрос «любви к себе» крайне часто не решается моментально.

И не решается быстро.

И порой не решается до конца.

И затапливающее переживание собственной ничтожности вкупе с трудными мыслями в свой адрес может оставаться спутником человека довольно долгое время – или возвращаться чаще, чем хотелось бы. Почему так?

Дело в том, что все это – зачастую несколько более сложная история, чем «противное радио в голове», как может показаться, если представление о внутреннем критике опирается только на популярные книжки навроде «Пути художника».

Те, кто изучал клиническую психологию, знают: эти симптомы характерны едва ли не всем расстройствам психики, от малой до большой психиатрии (а те, кто любит эзотерику, знают, что почти во всех учениях переживание отделенности от мира и одиночества считается самой глубинной проблемой, присущей человеку по факту его человечности). Депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство, то, что называют пограничным расстройством личности и нарциссическим расстройством личности – все это сопровождается стыдом и самоуничижением. Эти расстройства могут сочетаться друг с другом. И даже при шизофрении голоса в голове преимущественно критикуют человека, который страдает от этой болезни.

Это, конечно, не повод срочно ставить себе диагнозы, я рассказываю это лишь с одной целью: важно понимать, что самоедство порой имеет очень глубокие корни.

Оно может быть верхушкой айсберга, а под водой – ранние травмы в отношениях с родителями, или даже физиологические предпосылки (или и то, и другое) – другими словами, нарушения, расстройства и заболевания.

Но в то же время и общество культивирует посылы: «быстрее-выше-сильнее», «ненавидь себя и преуспеешь», «соберись, тряпка» и так далее. И это отдельный фактор, который и сам по себе способен стать причиной психологических трудностей.

Нет, я не хочу сказать, что достижение целей, которые вдохновляют и зажигают – это что-то плохое. Напротив, любимая деятельность – это одна их самых вдохновляющих вещей в жизни («любимая» тут – ключевое слово). Но стресс, связанный со сравнением себя с другими, конкуренцией, повышенной нагрузкой и стремлением к «чужим» целям – и правда может свести с ума. Даже без трудного детства. В этой ситуации освоение практик осознанности, навыков доброго и поддерживающего самоотношения и построение поддерживающей среды может довольно быстро улучшить жизнь и остановить трату сил на поедание себя, что позволит использовать и конструктивнее.

В ситуации же с глубинными проблемами может потребоваться многолетняя терапия у компетентного специалиста (а часто и фармакологическая поддержка). Впрочем, даже и эти специалисты стопроцентного решения, мягко говоря, не гарантируют. Чаще говорят о компенсации или о незначительном прогрессе.

Марша Лайнен (Marsha Linehan), прекрасный автор и психолог, которая многие годы лечилась от серьезных психических проблем и затем разработала терапевтический подход D.B.T для работы с пограничным личностным расстройством, и работала с самыми сложными, суицидальными пациентами, пишет:

«Мы, люди, страдающие от этих расстройств, можем жить полноценной, счастливой, продуктивной жизнью, если у нас есть нужные ресурсы. Что это за ресурсы? Это лекарственные препараты (обычно), психотерапия (часто), некоторое количество удачи (всегда) и, главное — внутренняя сила, необходимая для того, чтобы если не изгнать насовсем своих внутренних демонов, справиться с ними. По словам бывших пациентов, эта сила может рождаться в самых разных местах: в любви, в прощении, в вере в Бога, в многолетней дружбе».

То есть даже в случае индивидуальной терапии неизбежна огромная собственная работа с привлечением всевозможных ресурсов.

С трудностями такой глубины приходится сталкиваться не каждому. Но и депрессия и ПТСР – это не редкие, увы, истории. Сейчас, к счастью, говорят об этом спокойно.

В общем, хорошо понимать, что «внутренний критик» может быть не только «помехой в голове», но и признаком более серьезных сложностей.

Но и в этом случае развитие доброго отношения к себе – в помощь. Хотя бы потому, что помогает не ненавидеть себя за то, что слаб в чем-то в какой-то момент – и не разрушать еще больше, а искать конструктивные решения ситуации. И иметь больше сил для того, чтобы ее выдерживать. Но один только тренинг навыков может оказаться не единственной работой, которая необходима при встрече с критикующим голосом.

Чего точно не стоит делать – критиковать себя за то, что критикуешь себя. Или сердиться на себя за то, что тебе плохо. Тут необходима контринтуитивная реакция: не идти на поводу у критикующего голоса, а относиться к себе по-доброму, невзирая на несовершенство, и желать себе самого лучшего – и двигаться в его направлении. Маленькими шагами.

Оставаться на своей стороне даже в нерадужные моменты – и вести себя туда, где будет лучше.

А не бросать себя там, где плохо.

И бонусом – отличный текст про историю Марши Лайнен, который повествует о том, что если там себя не бросать, то выбраться можно и оттуда.

PS: Кстати, вряд ли получится заставить «внутреннего критика» замолчать навсегда в любом случае. А вот снизить его влияние можно, и для этого существует множество способов.

Минута доброты к себе

Что если ввести в блоге новую рубрику – «Минута доброты к себе».

Хорошая цитата и хорошие вопросы.
Быть может, откликом на них придет что-то важное изнутри?..

vessel

«Когда ты берешь паузу, чтобы восполнить силы, это позволяет тебе служить миру из избытка. Ты не можешь никого напоить из пустого сосуда».
Элеанор Браун. ⠀
Можно ли на секунду прислушаться к своему состоянию, настроению, и задать себе вопрос – нуждается ли мой «резервуар сил» в наполнении? Если да, то какой сфере недостает питания – физической, эмоциональной, интеллектуальной, духовной?
Есть ли у вас привычные способы делать восполнять свои силы? Часто ли вы обращаетесь к себе, прислушиваясь – как я сейчас?
Обычная ли практика для вас, когда сил не в достатке – не ругать себя за «слабость», а дать себе время на выдох?..

Что такое любовь к себе? Часть 1.

Что я имею в виду, когда говорю о доброте к себе, или любви к себе?

Впервые я столкнулась с этой темой десять лет назад, когда мой психотерапевт (честно говоря, сейчас я считаю тот опыт очень неоднозначным) порекомендовала мне: «Сейчас делай все, что захочется. «Хочешь шоколадку – съешь шоколадку. Хочешь пива – выпей пива».

Наверное, она хотела спасти меня от гнета разнообразных «я должна» и «как правильно» (честно говоря, я так и не поняла, к чему это было тогда). В любом случае, как мне кажется, подобные рекомендации не способствуют улучшению отношений с собой и общей адекватности (не волнуйтесь, совету я-тогдашняя не последовала, поскольку не поняла его).

Хотя бы потому, что пиво и сахар – сомнительной полезности штуки. А если я желаю кому-то любимому всего самого лучшего – я хочу, чтобы его жизнь была наполнена радостями, которые несут не только удовольствие, но и пользу в долгосрочной перспективе. Я не стану кормить свою кошку маринованными креветками, хотя она обеими лапами «за» (прости, Триша)! Любить себя – не равно «баловать себя». Как, впрочем, не равно и «насиловать себя». А именно эти крайности часто и представляют, когда речь заходит о любви к себе.

DSC01555

О важности любви, доброты и сострадания начали говорить совсем не психологи и не эзотерические тетеньки. Любовь и сострадание – центральные темы всех мировых религий. И, если приглядеться, это глубоко практично. Хорошо относясь друг к другу, люди приносят добро себе, другим и обществу в целом.

Об этом на все лады говорят многие исследования. Немного оффтоп, но не откажу себе в удовольствии о них рассказать, они потрясающие!

Во-первых, считается, что именно сотрудничество стало ключевым фактором, который определил развитие человеческой цивилизации (об этом можно прочитать, например, в книге Юваля Ноя Харрари «Sapiens», или в статье Мартина Новака «Почему мы помогаем другим»). Говорят, что альтруизм присущ не только всем высшим животным, но и одноклеточным. В том, что касается людей, разумеется, все сложно, и периоды альтруизма регулярно сменяются периодами форменного свинства, но к развитию ведет-таки сотрудничество.

Во-вторых, от стиля взаимодействия, в которой мы существуем, зависит не только качество жизни, но и её продолжительность. Обожаю историю про жителей американского города Розето, о котором я узнала от Дмитрия Шаменкова (кстати, у него вообще можно почерпнуть очень много полезного на тему экологичного взаимодействия; мы с Аленой Комаровой были на его «Дне открытого диалога» в июне, и это сильно повлияло на наш стиль сотрудничества). Но вернемся к Розето. Жители этого города крупным оптом перебрались в штаты из одноименного итальянского городка в поисках лучшей жизни. Они и так были друзьями, родными, знакомыми и соседями, а факт переезда сплачивал дополнительно – и их отношения отличались большой теплотой, активным взаимодействием и взаимоподдержкой.  В какой-то момент врачи заметили, что жители Розето толком ни от чего, кроме старости, не умирают. Пригляделись и обнаружили, что едят ребята что попало, спортом не увлекаются и от жителей соседних городков, болеющих и умирающих куда активнее, отличаются только качеством взаимоотношений. А самоизоляция и одиночество  вредны как для физического, так и для душевного здоровья. Про это тоже есть куча исследований.

В том же буддизме существует множество практик, посвященных культивированию качеств, ведущих от переживания изоляции – к сопричастности .

Но вот странная штука: призыв проявлять любовь и сострадание к другим слышен ясно, а про отношения с собой не очень понятно. Складывается даже ощущение, что себя лучше не любить, и что любовь к себе противоречит хорошим отношениям с другими.

И тут вспоминается одна забавная и в то же время печальная история.

В 1990 году в индийском городе Дхармасала европейские ученые, психологи и духовные учителя встретились с Далай-Ламой.

Одна из них (поговаривают, что Шэрон Зальцберг – ныне известнейший учитель медитации) спросил: «Как мне помочь ученикам справиться с ненавистью к себе, стыдом и чувством неполноценности?». Далай-Лама сначала долго не мог понять, что она имеет в виду, и много раз просил переводчика уточнить. Он не мог поверить,что люди могут ненавидеть себя: у буддистов такое не принято (больше рассуждений на эту тему можно найти  в книге «Искусство быть счастливым», построенного на основе диалогов с, опять же, Далай-Ламой).

Интересно, что тибетское слово tsewa, которое означает примерно то же, что  и «сострадание», подразумевает направленность этого чувства и на себя, и на других. В европейских же языках понятие «сострадание» («compassion») мало того, что адресовано преимущественно другим людям, так еще и по значению воспринимается почти как «жалость». Язык отображает устройство реальности: в нашей ментальности себя любить, мягко говоря, не принято.

Короче: без доброго отношения к себе не получится относиться хорошо к внешним людям!

Тот же Далай-Лама говорит: «Если вы не любите себя или не можете быть добрым к самому себе, то у вас просто нет фундамента, на котором можно выстроить здание любви к другим».

Однако любить себя – не значит вглядываться в себя до посинения, не интересуясь ничем больше. Любовь к себе в буддистской трактовке опирается на экзистенциальную данность человеческого существования: мы все желаем счастья и избегаем страдания. Осознавая это в отношении себя, человек получает возможность понять, что другие – такие же люди, как он сам, и относиться к ним по-доброму становится проще (предполагается, что себя-то он уже любит, так что просто масштабирует это чувство на других – и всех дел).

Но такая любовь совершенно не равна центрированности на себе самом, стремлении быть самым умным, красивым и успешным – такая «любовь», напротив, ведет к страданию: бесконечным сравнениям себя с другими, конкуренции, сомнениях в себе, к тревоге, связанной со стремлением выглядеть лучше, чем есть. Так себе счастье, короче. Да и любовь такая – так себе.

В общем, можно сказать, что любить себя – это просто относиться к себе по-человечески. На том простом основании, что я – живое существо, как и все другие.

Остальное приложится.

Хотя и понятно, что обращаются к этому вопросу люди не потому, что их очень заботит сотрудничество, улучшение отношений и буддистская философия. А просто потому, что им очень больно. И непонятно, как по-другому. Но в том и чудо человеческого отношения к себе – доброта к другим в процессе часто приходит сама.

DSC05225

В следующих текстах планирую развивать тему отношений с собой, но уже, наверное, без Далай-ламы:) Кстати, не подумайте, что наш итальянский ретрит будет посвящен буддистской медитации. Мы обязательно будем к ней обращаться, поскольку невозможно обращаться к теме доброты к себе и обойти ее. Но это точно будет не единственная и не главная практика.

Если же вам хочется ретрит медитации – идите к Аджану Хуберту, Виктору Ширяеву или Валерию Веряскину.
Я у них была и рекомендую.

Кстати.
А для вас доброта к себе – это что?
И что вы делаете, когда ею руководствуетесь?

 

Любить себя: кому это надо?!

DSC07906

Обсуждая осенний семинар в Тоскане, я услышала от одного друга: «То, что ты делаешь, конечно, очень сильно не для всех, скорее для узкого круга людей». Почему он так думает, он не смог объяснить.

После того разговора меня то и дело посещает множество идей, что он имел в виду. В голову лезут ответы на эти предположения. Напишу уже их тут!

В общем-то, я тезис понимаю.
В свое время эта тема была и «не для меня».

Потому что, во-первых, неясно, что это и зачем. Звучит неумно, к тому же – из каждого эзотерического утюга. Да и поди разберись с тем, что такое «любить», не говоря уже о «себя» (честно говоря, мне самой формулировка «любить себя» не очень, но давайте я напишу об этом другой лонгрид).

Правда, частенько неприятие в адрес идеи «любить себя» или «быть добрым к себе» возникает задолго до того, как человек задумается о понятиях.

Потому что – во-вторых – «любить себя» – это как-то не по-пацански. Это вступает в противоречие с воспитанием, ибо а как же героизм, высокие достижения, творчество «на разрыв аорты», самопожертвование на благо общества, самокритика, наконец? Ну уж нет, нас не так воспитывали.

В-третьих, появляются опасения, что, если я буду любить себя, я перестану развиваться, мечтать о большем, совершать поступки и быть хорошим человеком. Лонгрид об этом я уже, кажется, писала, он должен лежать в моем блоге. Ссылку дам в комментах, не то фейсбук все похоронит.

В-четвертых, даже согласившись с этим призывом, не всегда легко заметить, какие чувства в адрес самого себя испытываешь на самом деле. К сожалению, человек так устроен, что легко вытесняет сложное и болезненное на задворки сознания. Я в свое время так и сделала – и очень не сразу это заметила, увы.

По моим оценкам, «благодаря» этому я если не потеряла, то точно прожила намного беднее и скучнее, чем могла бы, несколько лет жизни. И если кто-то благодаря моим текстам их сэкономит – я буду считать, что миссия выполнена.

Вопреки расхожему представлению, быть добрым/любящим/принимающим в отношении самого себя – это не дуть себе в пуп, безостановочно одобряя всякое свое действие и бездействие.

Доброта к себе, в конечном счёте – о том, чтобы принять себя таким или такой, как есть (а для начала хотя бы увидеть), перестать заниматься самоуничтожением и начать жить. Нет, это не значит, «оставить всё как есть и ни к чему не стремиться», наоборот, но это опять тема для другого лонгрида.

Доброта к себе — это о том, чтобы разрешить быть себе, другим и миру. О том, чтобы задуматься, что ценно для меня самой, и перестать первым долгом беспокоиться о том, «как на меня посмотрят». Как водится, сказать это – сильно проще и быстрее, чем сделать. Но я уверена, что это важно далеко не только избранным.

Откуда берутся самоедство и стыд в адрес самого себя?

Часто говорят, что все это – от недолюбленности в детстве. В целом – да. Но не могу не упомянуть позицию эволюционных психологов: собака порылась существенно глубже, – считают они. Когда люди жили толпами в пещерах-студиях посреди саблезубой реальности, изгнание влекло за собой неминуемую смерть. Логично хотеть избежать такого поворота событий. Социальный контекст давно изменился, но умный мозг пока не понял: «цивилизованный» период истории человечества в десятки раз короче пещерного, физиология не перестроилась. Поэтому на критику и отвержение мы не плюем, а принимаем близко к сердцу и ужасно расстраиваемся.

У психологов разных школ есть еще много объяснений того, откуда есть пошло самоедство. Системные психологи говорят о нарушении порядков в семейной системе, те, у кого в фокусе теория привязанности – соответственно, о нарушениях привязанности. Нарративная практика – об установках, которые людям незаметно подсовывают средства массовой информации. Здравый смысл подсказывает, что потоки критики от родителей, желающих «как лучше», и воспитание, поощряющее достижения, также вносят свой щедрый вклад. Мне кажется, все это – правда, просто, как в анекдоте, описаны разные стороны слона: в зависимости от того, кто что пощупал.

Так или иначе, все это ложится на благодатную почву и вместо того, чтобы жить и творить, будучи в сравнительно безопасных обстоятельствах с интернетом и центральным отоплением, человек частенько принимается опасливо мониторить жизнь в поисках ответа на вопрос: «Каким мне надо быть, чтобы все были довольны?». А кто ищет, тот всегда найдет, и многочисленные: «Фу таким быть!» частенько перерастают в категоричное: «Фу быть мной!».

Воспитание и культура – тоже тут как тут: взрослые говорят – «будь хорошим мальчиком» (обычно уточняя, каким именно), модные журналы – «будь красивой девочкой» (обычно показывая, как это выглядит). И пошло-поехало: бодишейминг, одобрение в обмен на достижения, подчеркните нужное и добавьте свой вариант.

Чем это может помешать? А вдруг именно благодаря этому люди вырастают хорошими и красивыми? Часто да! Но в то же время с легкостью они могут быть напряженными, злыми и несчастными.

А какие конкретно проблемы в жизни эта штука вызывает?

Во-первых, невозможно относиться к другим иначе, чем относишься к себе (наша физиология так причудливо устроена). Поэтому неприязнь, подозрительность, поиск недостатков и «фу таким быть» частенько распространяются на окружающих. Ну или «я никто, пойду забьюсь в угол». Любовь и дружба от этого не укрепляются.

Во-вторых. Человек, занятый самоедством, находится в постоянном стрессе. Состояние стресса несовместимо с творческим, в котором человек видит «большую картинку», распознает возможности и может их использовать.

В-третьих. Человеку просто плохо. Постоянные нападения на себя изнутри (которые, как говорят исследователи, воспринимаются мозгом так же, как нападения извне), часто сопутствуют таким неприятным заболеваниям, как ПТСР и депрессия – а зачастую являются фактором, влияющим на их возникновение.

В-четвертых. Запредельные стандарты, нереалистичные ожидания от себя, перфекционизм, самосаботаж, и все эти околонарциссические истории тоже тесно связаны с ненавистью к себе.

А быть счастливым в реальности, где все не так с тобой самим, другими людьми, с отношениями и делом в мире – mission impossible, понятно же.

Самое неприятное в этом всем – то, что человек часто и вовсе не замечает, что с ним происходит что-то не то. Во-первых, он вытеснил. Во-вторых, привык к тяжелому чувству стыда и «нетаковости», сопровождающему его существенную часть времени. В-третьих, он думает, что просто сам балбес и плохо старается, и гнобит себя пуще прежнего в надежде на улучшения.

У меня так и было: когда-то давно, будучи офисным сотрудником и терзаясь неясным, я начала писать «Утренние страницы». И наткнулась на дичайшие залежи трудных чувств и самоуничижительных мыслей, адресованных самой себе. И, мягко говоря, обалдела. Было очень страшно, больно и непонятно. К тому же до того я считала себя «благополучным» человеком, не замечая того, как и почему я сама избегаю благополучия, впуская в свою жизнь «не тех» людей и «не те» работы. И хотя тогда у меня уже был клиентский опыт в психотерапии, настоящее путешествие началось именно в тот момент.

Честно говоря, писать этот текст мне непросто: я «рою» эту тему несколько лет, пару лет назад накатала посвященную ей научную работу, и могу выдать по лонгриду на каждый абзац. Приходится сильно ужиматься. Но поскольку в ближайшее время я все равно буду об этом писать, то можете уточнить, что было бы интереснее всего? Не обещаю удовлетворить заявки радиослушателей, но точно приму во внимание и сделаю все возможное!

И я надеюсь, что эта тема понемногу станет (и становится) более доступной тем, кому полезна и нужна. Я, честно говоря, уверена, что среди того широкого круга, которому это «не нужно», многие просто не в курсе и мучаются:)

Автор статьи – Мария Несмеева.

Автор фотографии – Андрей Себрант.